21 августа 1926 года, 95 лет назад, драга № 1 им. Дзержинского была пущена в эксплуатацию на Нижне-Незаметном. В свое время она работала по реке Жуя в Бодайбо под названием мюллеровской. Это была 210-литровая драга на деревянном понтоне с прерывистой цепью и паровым приводом.

21 августа 1926 года, 95 лет назад, драга № 1 им. Дзержинского была пущена в эксплуатацию на Нижне-Незаметном. В свое время она работала по реке Жуя в Бодайбо под названием мюллеровской. Это была 210-литровая драга на деревянном понтоне с прерывистой цепью и паровым приводом.

Одним из важных шагов к механизации добычи золота на алданских приисках был спуск первой паровой драги. О том, в каких условиях она строилась, вводилась, кто участвовал в этом процессе, мы хотели бы поделиться с вами, опираясь на воспоминания жителей Алдана тех лет по книгам «Утро золотого Алдана» И. В. Сущенко, «Были Алдана» А. Д. Зейтэ, «Золотопромышленность Якутии» М. М. Хатылаева. В первый год деятельности союзного треста летом 1925 года с Ленских приисков были доставлены две драги. Одна из них в прошлом работала несколько лет на р. Жуе, а другая пролежала на берегу р. Олекма. Обе драги были перевезены пароходами и выгружены на пристани Укулан на реке Алдан.

В феврале 1926 года начались работы по перевозке ее частей с Укулана на прииск Незаметный. Тяжеловесные части перевозили на лошадях, запрягая по 6 троек в одну упряжку. Монтирование этого крупного сложного механизма в тех условиях, при отсутствии соответствующей материальной базы являлось делом очень трудным и потребовало много усилий и смекалки. Не было никаких чертежей на понтоны для драг, не имелось и специалистов.

В тресте случайно узнали у старателей, прибывших на Незаметный с енисейских приисков, о том, что такие же драги до революции строились там. А понтоны мастерили уральские плотники. Старшой артели был Аверьян Семеныч Гребнев, и он работал еще под Невьянском Свердловской области. Его разыскали там и пригласили на Незаметный. По воспоминаниям современников, это был плотный мужик, лет пятидесяти, рослый, в голубых глазах которого светилось добродушие. В грамоте он был не силен, но тут же набросал эскиз понтона, подумав немного, назвал и количество нужных для строительства материалов. Понтон драги был длиной 33 м, шириной 11 м, было потрачено 4 258 болтов, на обшивку бортов – 10 788 костылей, изготовленных в мастерских. К концу санного пути, когда на дражный полигон Незаметного с Укулана были доставлены все части драги, 20 апреля 1926 года А. С. Гребнев со своей артелью начал строительство стапелей, а затем и понтона. Люди работали, не считаясь со временем, буквально от зари до зари. Они, увидев размах работ, почувствовали себя участниками великой стройки. Ощущая на себе всеобщее внимание, строители очень гордились, что им доверили большое дело, от которого в конечном счете зависел план добычи золота на Алдане. Поэтому они старались работать, что называется, не за страх, а за совесть. Наступил долгожданный день. 20 июня 1926 года понтон был спущен в котлован. Работа по подготовке котлована началась с декабря 1925 года. Делалось все вручную, грунт приходилось оттаивать пожогами. За несколько дней до спуска к котловану была подведена водоотводная канава от Орто-Салы.

На торжество собралось все окружное начальство, руководство «Алданзолото», сотни старателей. Для всех это был праздник. Вот она – красавица-драга, которой суждено стать фабрикой золота, – спокойно покачивается на воде. После спуска драги на воду на окончание монтажных работ бригаде слесарей во главе с Александром Александровичем Недвецким потребовалось всего полмесяца, чтобы закончить отладку работы котла, машины, черпачной рамы, элеватора. А. А. Недвецкий был родом из Белоруссии. С одиннадцати лет уже начал работать в затоне, где ремонтировались пароходы. Чистил котлы, нагревал заклепки, подносил инструменты. Позже работал помощником машиниста на пароходе, слесарем на заводе. Когда работал механиком «Волховстроя», 1 августа 1925 года правление «Алданзолото» откомандировало его на Алдан для постоянной работы главным механиком.

Вот что он вспоминает: «Вся работа, как по сборке драги, так и по другим механическим установкам, проходила в очень трудных условиях, особенно из-за недостатка квалифицированных рабочих. Часто приходилось самому брать инструмент и приступать к слесарной работе». Из воспоминаний одного из строителей первой драги Александра Марковича Даниленко: «Работой руководил главный механик Недвецкий. Этот человек любил свое дело и действительно умел руководить. Никто не выходил на работу раньше него, и никакая мелочь не ускользала от его зоркого глаза. С утра до ночи он находился то на установке лесопилки, то на постройке механической мастерской, то разбирал дражные части, поступающие с Укулана. Его энергия заражала остальных рабочих».

А вот что вспоминает Иннокентий Гаврилович Соболев, который совсем молодым участвовал в этой главной стройке Незаметного: «Я перешел учеником на монтаж паровой драги № 1. Этими работами руководил механик Александр Александрович Недвецкий. Вот это интересный человек! Уж очень хорошо знает он свое дело. Небольшой такой, но крепкий, только прихрамывал на одну ногу. Все-то он видел и всех умел научить, как и что делать. Частей всяких ужас сколько, и все это разобрано на винтики, на гайки, на разные непонятные детали, а он каждую помнит и все растолкует, как и что. Народ собрался не больно знающий, а драга – ведь это же огромнейшая машина... Сложная штука, многие из нас никогда до Алдана даже не видели, что такое драга, и собирали ее только благодаря опытному руководству». Позже А. А. Недвецкий построил на Алдане еще 4 драги. За свой самоотверженный труд в 1932 году он был награжден орденом Ленина. Заведующим драгой № 1 был назначен Михаил Иванович Деме, которому ранее доводилось на них работать на енисейских приисках. Одним из драгеров был В. В. Прозоров. Драга была названа именем Ф. Э. Дзержинского, председателя ВСНХ.

Первая драга в 1926 году отработала до 1 октября. Работала в три смены. Средняя глубина драгирования была 4,2 м. Пуск первенца дражного флота на Алдане явился важным событием в жизни приисков и вызвал здесь большой интерес. Этот момент так описан современником: «Драга медленно повернулась, вода под ней вскипела и шарахнулась к берегу... Земля вздрогнула. Это стальные ковши врезались в золотоносный пласт, скрытый под водой. Скрипнули деревянные части, завизжали цепи. Ковши бесконечной вереницей потянулись внутрь, к промывочным машинам... До глубокой ночи вокруг драги бродили, как завороженные, люди глухих лесов и оврагов».

Дария Васильева, завотделом музейно-образовательной деятельности АИКМ

Подробнее: https://ulus.media/article/21881

ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЕЙ

Читайте также